ПРОБИОТИКА CHRISAL (главная)
  Сертификат Chrisal
  Тест-испытания CHRISAL
  Компания-производитель
  Секрет пробиотиков CHRISAL
  Клинические испытания
  Аллергия и пробиотики
  Аллергия. Виды, признаки, осложнения
  Аллергия в вашем доме
  Волосы и пробиотики
  Ребёнок и пробиотики
  Простуда и пробиотики
КОРЗИНА ЗАКАЗА
КУПИТЬ ПРОБИОТИКИ
  ГИГИЕНА. Пробиотики для человека. Очищение кожи человека. Косметика. Коррекция здоровья. Заживление ран
  Косметика Пробиотика
  Волосы головы
  Кожа лица
  Пазухи носа
  Дыхательные пути
  Зубы и рот
  Кожа всего тела
  Руки
  Интимная зона
  Ступни ног
  Заживление ран
  ДОМОВОДСТВО. Пробиотики для квартиры. Санация жилища. Уборка дома. Нормализация воздуха помещения. Очищение ауры вокруг человека
  Мебель и предметы
  Влажная уборка пола
  Воздух помещения
  Кухня, еда и посуда
  Ванная и туалет
  Ткани и стирка белья
  Домашняя техника
  КОШКИ и СОБАКИ. Гигиена домашнего животного. Санитария содержания.
  Кошки
  Собаки
  Зверушки
  АГРОФЕРМА. Пробиотики для фермерских животных. Агро Пробиотика. Гигиена содержания с/х животных. Санитария содержания
  Инструкции применения
  Гигиена КОРОВНИКА
  Гигиена СВИНОФЕРМЫ
  Гигиена КУРЯТНИКА
  Программа Молоко (Беларусь)
  Инструкция МинСельхоз (Минск)
  Отзывы, мнения, заключения
  Мясо и антибиотики
  ВОДОЁМ. Бассейны и пруды. Очищение воды. Оздоровление рыбы.
  Аква Пробиотика
  Водоём и пробиотики
  КЛИНИНГ. Моющие средства для клининга. Пищевое оборудование. Индустриальный клининг. Объекты городского хозяйства. Транспорт. Общественные помещения. Трубы ЖКХ.
  Авто Пробиотика
  Спорт Пробиотика
  Помещение и уборка квартир
  Госпиталь и пробиотики
  Метрополитен
  Услуги клининга
  Индустриальное очищение
НОВОСТИ ПРОБИОТИКА

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

ВНУТРИБОЛЬНИЧНАЯ ИНФЕКЦИЯ

10.01.2017 19:40

ИТАЛИЯ

В Госпитале Св.Георгия (Италия) в декабре были внедрены новые системы очистки, предполагающие отказ от использования традиционных химических продуктов. Ключевыми элементами и основными сферами вмешательства были:

1) гигиена рук,

2) среда здравоохранения (использование пробиотиков) и

3) надлежащие практические методы.

Фактически за период с января по октябрь 2012 года ВБИ сократились на 34,3%. Отсюда можно заключить, что движущей силой стратегии в Госпитале Св.Георгия является уменьшение количества патогенных микроорганизмов, и это результат, который можно достичь и воспроизвести, но с обязательным участием работников больницы.

 

 

РОССИЯ

 В России больничные инфекции ежегодно уносят десятки тысяч жизней. Но эти данные хранятся за семью медицинскими печатями.

В кардиологию деда устроила внучка. Для своих 80 лет он держался молодцом. Правда, пошаливало сердце, и поэтому его решили подлечить. На третий день в больнице у старика подскочила температура. А еще через несколько дней, выдавая свидетельство о смерти, где в качестве причины было указано заболевание сердца, врачи разводили руками. Дескать, что поделаешь, возраст... Но перед смертью пожилого человека лечили от пневмонии.

Типичная история, но, по словам президента Лиги защитников пациентов Александра Саверского, подобные редко доходят до суда. Большинство врачей, говоря об инфекциях, подхваченных пациентами в больнице, отводят глаза. «А зачем вам это знать? — отреагировал на мои расспросы руководитель одной из российских хирургических клиник. — Это закрытая информация». Скрытность медиков понятна: на самом деле мы просто не знаем, каким количеством смертей обязаны обычным больничным микробам.

Цена молчания

Во второй половине прошлого века Леонид Генчиков, заведующий лабораторией эпидемиологии внутрибольничных инфекций Научно-исследовательского института эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи, долго обивал пороги министерств и ведомств, добиваясь разрешения работать в больничных архивах. В конце концов ему удалось проникнуть в святая святых медицинской статистики.

Лично просмотрев более ста тысяч (!) историй болезни, историй родов и карт развития новорожденных, он пришел к поразительным выводам: многие пациенты перенесли госпитальные инфекции. Но официальная статистика в 3—10 раз преуменьшала реальные данные.

Генчиков долго пытался донести эти данные до руководителей здравоохранения, но его не услышали. «Сегодня высказанные им мысли стали общим местом для экспертов, — говорит руководитель лаборатории молекулярной эпидемиологии госпитальных инфекций НИИ имени Гамалеи Игорь Шагинян. — Исследователи пишут записки, обосновывают предложения, а воз и ныне там. Родственники пациента часто даже не догадываются, что причиной его смерти стало не основное заболевание и что, не случись госпитальная инфекция, он прожил бы еще».

По мнению специалистов, количество госпитальных инфекций сейчас не уменьшается, а растет — это плата за высокотехнологичную медицину. Количество разнообразной медицинской техники, которая используется для лечения больного, увеличивается. На таких приборах многоразового использования неминуемо образуется биопленка из бактерий, которые могут вызвать инфекцию. Возьмем, например, отделения реанимации, буквально напичканные техникой.

«Если пациент находится в реанимации больше десяти дней, возможность заразиться госпитальным штаммом составляет для него больше 50 процентов, — говорит президент Альянса клинических химиотерапевтов и микробиологов Сергей Яковлев. — Если человек попал в отделение интенсивной терапии с инсультом, то вполне возможно, что он умрет не от основного заболевания, а от пневмонии, вызванной внутрибольничной инфекцией. Но это нигде не будет указано как причина». По словам Игоря Шагиняна, каждая пятая смерть в отделении интенсивной терапии случается именно из-за инфекций.

Еще один источник неверных записей в свидетельстве о смерти — сфера онкологии. «На фоне лечения у пациентов часто наблюдается недостаток лейкоцитов, — рассуждает сотрудник одной из онкологических клиник, пожелавший остаться неизвестным. — И здесь любая инфекция становится губительной. К сепсису может привести банальный микроб, который при других обстоятельствах не принес бы человеку вреда». Что считать причиной смерти в этом случае? Рак или инфекцию? Собеседник «Итогов» смиренно разводит руками: «Тут может быть двоякое понимание того, что является причиной — основное заболевание или осложнение». Что назовут причиной в свидетельстве о смерти? Врач соглашается: только основное заболевание. Никому не захочется объясняться с убитыми горем родственниками и растолковывать, почему онкобольной умер от инфекции.

Конечно, не все согласны с таким подходом. «Если больной умирает не от основного заболевания, надо иметь мужество это признать. Только так можно строить доказательную медицину, — считает хирург-онколог Российского онкологического научного центра им. Н. Н. Блохина РАМН, директор Евразийской федерации онкологии Сомасундарам Субраманиан. — Ведь так можно узнать, какие микроорганизмы вызвали осложнение, предсказать, каких неприятностей от них ожидать, и выяснить, как с ними бороться».

Чудеса статистики

В мире доказательной медицины подсчитан демографический ущерб, наносимый госпитальными инфекциями. В США, например, они ежегодно уносят 90 000 жизней. А выявляют их еще больше — около двух миллионов случаев в год. В России совсем другая картина. У нас регистрируется всего 30 тысяч таких случаев, о смертельных исходах — ни слова. И это при том, что количество людей, попадающих в больницу, в обеих странах примерно одинаковое — около 30 миллионов человек в год. Есть еще одна странность. «На Западе в больницах больше всего распространены инфекции мочевого тракта, их 40 процентов. А у нас их нет вообще!» — удивляется Игорь Шагинян. Может, наши стационары более чистые? Или пациенты более здоровые? Верится с трудом.

Причина, как выясняется, чисто российская. Выявив госпитальную инфекцию, медики обязаны сообщить об этом в органы эпиднадзора. Однако делать это себе дороже. «В России медиков по старинке наказывают за каждый выявленный случай госпитальной инфекции, думая, что виной всему немытые руки, грязные стены, а не больничные штаммы бактерий или проблемы с иммунитетом у самого больного», — рассказывает Сергей Яковлев. Естественно, что неприятностей на свою голову не хочет никто. И об инфекциях просто умалчивают. «Несколько лет назад мне удалось выиграть в суде дело о том, как пожилая женщина с переломом бедра поступила в московский стационар без признаков инфекции и вскоре умерла от сепсиса, вызванного золотистым стафилококком», — рассказывает Александр Саверский. Правозащитник сумел доказать, что пациентка заразилась в больнице. Но он до сих пор негодует при мысли, что об этом случае так и не сообщили в эпиднадзор.

В США, наоборот, поощряют «доносительство» на больничные штаммы. Это даже выгодно. Если врачи вовремя сообщают о них, то страховые компании выделяют больницам специальное финансирование для лечения пострадавших от инфекции. Поэтому регистрируется буквально каждый случай. Если бы такую систему удалось наладить и у нас, картина была бы иной. «По нашим экспертным оценкам, число случаев госпитальных инфекций в России больше, чем в США, и приближается к 2 миллионам 250 тысячам в год», — говорит Сергей Яковлев. Есть и другие расчеты. За океаном производят больше высокотехнологичных медицинских манипуляций. Поэтому количество госпитальных инфекций в нашей стране должно быть немного меньше, примерно полтора миллиона в год. В любом случае реальный счет должен идти на миллионы.

«Когда мы предлагаем главным врачам стационаров наладить эффективный мониторинг, в половине случаев они отвечают, что этой проблемы у них просто нет, — говорит Шагинян. — Например, в таком большом многопрофильном стационаре, как МОНИКИ, в позапрошлом году было выявлено всего четыре случая госпитальных инфекций, в прошлом году — три. Получается, что за год руководству больницы удалось снизить эту цифру на 25 процентов. Все в порядке, все довольны. Но так просто не может быть!»

Многие скажут — какая разница? Пациентам больниц не до статистики, лишь бы вылечили... Все не так просто. Нет проблемы — нет финансирования. «В бюджетах российских больниц статья расходов на лечение внутрибольничных инфекций вообще не предусмотрена. Ведь инфекций-то нет!» — говорит Яковлев. Что это означает для конкретного больного? Врач вынужден откуда-то взять лекарство, значит, он попросит родственников больного купить антибиотик, но это незаконно, и его могут обвинить в поборах. Или потратит на лечение человека с внутрибольничной инфекцией средства, которые должны пойти на других пациентов. В результате их будут лечить хуже. Насколько? «Давайте посчитаем, — предлагает Сергей Яковлев. — Лечение госпитальной пневмонии в среднем обходится в 5—10 тысяч рублей, а на один день содержания пациента в отделении хирургии по ОМС выделяется 200—300 рублей. Представляете, до какого минимума нужно довести лечение остальных больных, чтобы выходить того, что с пневмонией?» Умножим эти 10 тысяч хотя бы на миллион и представим, какая дыра существует в бюджете российского здравоохранения. Но министерство этой дыры не видит и предпочитает о ней не говорить. Как и о тех пациентах, которых не вылечили от госпитальных инфекций, потому что не нашлось денег. Если даже в США, где эти инфекции усиленно выявляют и лечат, от них умирают 90 тысяч человек, то какие потери из-за них должна нести наша страна?

Выход есть

Парадокс в том, что речь идет о вещах, уже достаточно хорошо изученных. Больничным инфекциям столько же лет, сколько самим больницам. Они досаждали еще раненым римским легионерам и пациентам средневековых госпиталей. Проблема по-новому зазвучала в эру антибиотиков, когда выяснилось, что микробы очень легко вырабатывают механизмы устойчивости к ним. Позже ученые обнаружили, что не все опасные микроорганизмы больной получает в госпитале. Есть эндогенные формы внутрибольничной инфекции. Из-за болезни или особенностей лечения иммунитет человека претерпевает изменения. В этом случае вред ему могут принести свои же собственные микробы, которые до этого присутствовали в организме. Именно поэтому, по мнению специалистов, полностью искоренить госпитальные инфекции нельзя. «Сейчас известно, что количество инфицированных в любом стационаре не может быть меньше одного процента», — говорит Игорь Шагинян. Известно, откуда берется эта цифра. Человеческая популяция неоднородна. У одного из ста пациентов, поступивших в стационар, обязательно будут проблемы с иммунитетом, или он окажется пожилого возраста (это группа риска), или будет страдать ожирением, диабетом, другими хроническими заболеваниями, резко увеличивающими риск заражения. В некоторых случаях вероятность развития у больного госпитальной инфекции становится практически стопроцентной. Конечно, это не значит, что ситуация безнадежная и ее нельзя улучшить. Но в реальности ориентироваться нужно на этот один процент. «Если количество зараженных близко к проценту, больница «чистая», если их значительно больше — надо принимать меры, — говорит Шагинян. — Если учесть, что в самых лучших стационарах Европы и США заболевают и два, и три процента пациентов, медикам есть над чем работать».

Впрочем, для начала нужно подсчитать эти самые проценты в нашей стране. «В ближайшее время мы начнем мониторинг ситуации в 25 различных стационарах страны от Москвы до Владивостока, чтобы потом экстраполировать данные на всю Россию и получить объективные оценки распространенности госпитальных инфекций», — говорит Сергей Яковлев. Лаборатория молекулярной эпидемиологии госпитальных инфекций НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи уже проводит молекулярно-генетический мониторинг внутрибольничных микроорганизмов в отделении реанимации ФНЦ трансплантологии и искусственных органов имени академика В. И. Шумакова, где под наблюдением находятся пациенты после трансплантации, и в отделении медицинской генетики Российской детской клинической больницы: там лечат детей, больных муковисцидозом. Биологи впервые смогли разделить микроорганизмы по способности образовывать биопленки на поверхности приборов. Оказалось, что одни более склонны к этому, другие менее. Теперь, выделив определенные штаммы микроорганизмов и проведя молекулярно-генетический анализ, биологи могут дать врачам особые рекомендации. Например, они уже доказали, что для борьбы с золотистым стафилококком в роддомах полезнее не только стены мыть, а и следить за личной гигиеной рожениц: бактерии, колонизирующие кишечник ребенка, имеют происхождение из слизистой носа матери. Если нужно, ученые смогут быстро наладить подобный мониторинг и в других стационарах.

Теперь дело за Минздравсоцразвития: нужно, чтобы оно наконец признало существование проблемы госпитальных инфекций и перестало хоронить ее в больничных архивах.

Алла Астахова

 

АВСТРАЛИЯ И УГРОЗА ЭПИДЕМИИ

Австралия в шаге от эпидемии супербактерий, уверены инфекционисты.  Нехватка пенициллина в Австралии вызвала волну паники со стороны ряда экспертов по инфекционным заболеваниям. Они утверждают, что в ближайшее время страна будет поглощена больничными супербактериями, вышедшими из-под контроля.

В свою очередь, главврач Австралии Крис Багголи заявляет, что поводов для беспокойства нет и дефицит бензилпенициллина не приведет к эпидемии. Между тем, специалисты уверены: врачам просто придется переключиться на антибиотики широкого спектра действия, а против них у супербактерий имеется защита.

"В большинстве случаев в качестве замены будет использоваться антибиотик ампициллин. А если он не подойдет, в запасе у врачей есть целый ряд препаратов. Более того, антибиотики широкого спектра просто не понадобятся в случае тех заболеваний, когда применяется бензилпенициллин", - парирует Багголи.

Известно, что критическая ситуация с антибиотиком возникла после того, как в августе единственный поставщик препарата - компания CSL — не смог получить партию бензилпенициллина. По официальным прогнозам, трудности продлятся до декабря.

Средство применяют для лечения инфекций кожи, включая те, что были вызваны стрептококками группы В, пневмонии, сифилиса и инфекций сердечных клапанов. Оно позволяет снизить риск развития резистентности у патогенов в виду своего ограниченного поля применения. А вот использование антибиотиков широкого действия делает организмы невосприимчивыми по мере лечения.

Это у них, в Австралии. А что у нас?

Согласно статистике, с начала сентября из москвичей успели заболеть ОРВИ 64000 человек. А в августе - 26000, что говорит о сезонном подъеме заболеваемости, однако пока в регионе циркулируют вирусы негриппозной этиологии, подчеркивает Лыткина.

Надо сказать, грипп и простудные заболевания ежегодно значительным образом подрывают бюджет города. К примеру, в прошлом году экономический ущерб от гриппа и ОРВИ составил 26,7 миллиарда рублей, принимая во внимание, что за минувший эпидсезон переболели 17,1% населения Москвы, включая 21,7% от общей численности детского населения. Кстати, именно дети нередко приносят инфекцию в семью (около 17% родителей подхватывают вирус от детей). В итоге 1 случай гриппа у ребенка ведет к потере 1,34 рабочих дней у родителя.

 

ПРЕИМУЩЕСТВА PiP – моющих пробиотиков

Все препараты, моющие пробиотики рекомендованные Минздравсоцразвития РФ, не являются лекарственными препаратами. Моющие пробиотики относятся к разряду моющих препаратов   и имеют необходимые санитарно-эпидемиологические заключения.

1) Расходы на уборку препаратами с пробиотиками не превышают расходы на существующие сегодня традиционные дезинфицирующие препараты

2) Условия применения препаратов очень просты: взболтать и размешать в теплой воде с температурой  +40˚С. Обучение персонала не требует особых дополнительных затрат.

3) Условия хранения препаратов очень просты: не замораживать и избегать перегрева (более 30 градусов нежелательно), то есть препараты хранятся при комнатной температуре. Препараты не содержат агрессивных компонентов, поэтому можно хранить в любом бытовом помещении.

4) Ежедневное последующее мытьё заключается в том, чтобы наносить новый слой пробиотических препаратов на вымытые накануне поверхности. Вымытые первый раз хорошо полы, потом надо будет только освежать, нанося на поверхности новые партии пробиотиков. Часть работы по «поеданию» грязи выполнят микроорганизмы – пробиотики. Персонал с одобрением отнесётся к своим новым помощникам.

 

ОЖИДАЕМЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ применения PIP-технологий (Моющих пробиотиков)

Микробиологическая Очистка Пробиотиками больничных помещений препаратами, содержащими пробиотические бактерии даёт следующие результаты:

Результат 1  Регулярное использование пробиотических продуктов приводит к снижению аллергенного фактора. Периодически поступающие пациенты попадают в пробиоченную чистую среду. Постоянный персонал клиники (уборщицы) забудут про красные глаза, про раскрасневшиеся и постаревшие руки. Аллергики вздохнут свободнее, так как использование агрессивных препаратов закончилось и раздражители ушли в прошлое.

Результат 2  Когда помещения в больнице тщательно обработаны пробиотическими препаратами, то включается следующий механизм: пробиотические бактерии живут и контролируют ситуацию от 24 до 72 часов и днем и ночью. Пробиотики поддерживают бактериологическое равновесие на обработанной территории.

Результат 3  За первую неделю применения препаратов с пробиотиками в качестве моющих происходит понижение зараженности патогенами до безопасного уровня, после чего достигается стабилизация и удержание патогенной микрофлоры ниже границы инфицирования, то есть на уровне, не вызывающем беспокойства у мед.персонала.

Результат 4  Пробиотики не убивают патогенов подобно хлорке, а лишь вытесняют их.  В последующем, при систематической уборке помещений, новые моющие препараты с пробиотиками не только вытесняют и подавляют  патогенные бактерии. Пробиотики, размножаясь, насыщают своими колониями поверхности, которые ранее занимали патогены, занимают их экологическую нишу.  Шанс патогенных бактерий на размножение становится ничтожным.

Результат 5  Уборка больничных помещений - это не стерилизация помещений, а нормализация больничной среды. С этой задачей эффективно могут справляться новые моющие препараты с пробиотическими культурами. Задача PiP-уборки - это выявление качества госпитальных штаммов и последующее освобождение от них путем их вытеснения.

 

ХАРАКТЕРНЫЕ СОСТАВЛЯЮЩИЕ PIP–препаратов (моющих пробиотиков):

Весь ассортимент моющих PiP-препаратов содержит в составе:

1) пробиотические бактерии, безвредные и не мутирующие со временем.

2) энзимная составляющая. Энзимы, обладающие быстродействием, которые способны разрезать сложные молекулярные цепочки на простые составляющие. Энзимы, которые способны разрезать биопленки патогенных бактерий. Энзимы, которые способны подготовить почву для расспоривающихся пробиотических бактерий.

3) моющая составляющая, которая подбирается в соответствии с определенными задачами, в соответствии с определёнными поверхностями (полы, интерьер, постель или кожа пациента, санитарные поверхности, руки персонала и т.д.).

 

НО МЫТЬСЯ УПОРНО НЕ ХОТЯТ...  Поэтому В БОЛЬНИЦЕ, ГДЕ ДОМИНИРУЮТ ПАТОГЕНЫ, мы имеем следующее

Что происходит сейчас? 

Если не использовать данный природой рассказанный здесь механизм воздействия пробиотиками на патогенную среду, то в такой больнице имеет место быть следующее:

1) Экосистема больничной среды  всегда сложна, отрицательна, противоестественна и агрессивна по отношению к людям и микробам.

2) Концентрация людей с идентичными проблемами приводит к упрощению переселения микробов.

3) Всегда имеет место искаженный иммунный статус.  Персонал, контактирующий с больными и работающий в круглосуточном режиме, вызывает изменения иммунного статуса

4) Применяемые лекарственные средства и антибиотики  являются анти-иммуно-стимуляторами.

5)  Агрессивное воздействие применяемых дезинфицирующих препаратов и антисептиков  является мощным селективным фактором отбора наиболее устойчивых форм. Устойчивые формы  приводят к формированию устойчивых больничных штаммов, что приводит к формированию тройственной паразитарной системы: человек – микроб - бактериофаг. В свою очередь, бактериофаг (вирус)  внедряется в ДНК и, мало изменяя низковирулентные микроорганизмы,  способствовать появлению новых свойств устойчивости к существующим средствам.

 

 ПОЧЕМУ МЫ НАСТОЙЧИВЫ ДО ЗАНУДСТВА?

Не потому что нам надо что-то продать для больниц. В первую очередь мы обеспокоены той растерянностью, с которой наши медицинские коллеги встречают каждый раз новые "супербактерии, от которых спасу нет".  Какие ещё нужны испытания наших методик и технологий, чтобы начать внедрять их в каждую больницу?

Наши пробиотические продукты проходили неоднократную проверку эффективности и безопасности в различных странах мира. Результаты, представленные медицинскими учреждениями, говорят о положительном эффекте моющих препаратов нового поколения.

PiP – технологии = Probiotica in Progress = Микробиологическая Очистка Пробиотиками 

 ©2009 PROBIOTICA CHRISAL - Моющие средства с пробиотиками
Технология «Сайт-Менеджер »