+7 (926) 304-45-34

КОРПОРАЦИЯ ПРОБИОТИКА
  Купить пробиотики
  Сертификаты
Корзина заказа
ГИГИЕНА ЧЕЛОВЕКА. КОСМЕТИКА ПРОБИОТИКА
  Каталог (кратко)
  Каталог (подробно)
  Волосы и пробиотики
  Микробная терапия
  Простуда и грипп
  Аллергия, поллиноз
  Аллергены. Возбудители
  Виды аллергии
  Аллергия в доме
  Аллергия. Астма у ребёнка
  Аллергия на пыль
САНАЦИЯ ПОМЕЩЕНИЯ. ДОМОВОДСТВО
  Экология помещения
  Синдром SBS
  Больница. Клиника
  Дом престарелых
  Лежачий больной
  Советы персоналу
  Детская комната здоровья
  Школа. Детский сад
  Ребёнок и Детская комната
  Жилая квартира. Дом
  Как очистить жильё
  Как помыть пол
  Как очистить кран
  Как очистить плиту
  Офис. Бизнесс-Центр
  Отель. Пансионат
  Ресторан. Кухня. Столовая
  Продовольственная безопасность
  Фитнес-центр. Спорт
  SPA-Пробиотика
  Гигиена спортзала
  Тюрьма. Гигиена СИЗО
  Описание проблемы
  Что такое туберкулёз
  Проблемы содержания
АГРОФЕРМА и ПРОБИОТИКИ
  Выгода применения
  Коровник
  Свиноферма
  Птицеферма
КОШКИ и СОБАКИ
ВОДОЁМЫ и БАССЕЙНЫ
  Эвтрофикация водоёма
  Зелёные водоросли
  Водоём с рыбой
  Плавательный бассейн
ТРАНСПОРТ и МИКРОБЫ
  Автомобиль
  АвтоПробиотика
  Методика очистки фильтра
  Метро
  Метрополитен
  Самолёт
  Автобус
  Вагон РЖД
  Очистка вагона РЖД
МУСОР, СТОКИ, ЖКХ
  Сточные воды
  Чистый город
  Водоканал и пробиотики
  Экономия энергозатрат ЖКХ
Новости Пробиотика

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Главная / МУСОР, СТОКИ, ЖКХ / Сточные воды

 

Стоки и Микробы

Автор: Владимир Колчин, инженер-микрофизик, www.probiotica.ru

Содержание:

Очистка городских сточных вод

Неприятный запах иловых полей

Как убрать запах на иловом озере

 

ОЧИСТКА ГОРОДСКИХ СТОЧНЫХ ВОД

Тему, связанную с переработкой сточных вод, с очисткой промышленных стоков, с утилизацией фекалий и остаточного ила на иловых полях, обыватель не хочет обсуждать ни при каких обстоятельствах. Обыватель считает себя выше этой темы, ему достаточно, что вода течёт из крана его квартиры. По мнению обывателя, фекалиями и иловыми полями должны заниматься какие-то абстрактные для него узкие специалисты. «Короче, ничего не хочу знать про озёра с фекалиями и остаточным илом», – вот твёрдая убеждённость обычного человека. Но я всё-таки позволю себе коснуться этой темы, так как она тоже относится к теме «очищения водоёмов», и это должен знать каждый. Мы должны знать, что именно сливается сегодня в нашу реку, а потом эту же воду по трубам подают нам в кран квартиры. Я хочу, чтобы каждый человек осознавал тот факт, что он пьёт воду из реки, в которую только что слили фосфатно-нитратную воду. Страшно? Тогда, займёмся очисткой воды.

 

Знаете ли вы, что станция сброса «очищенной воды» всегда расположена выше по течению вашей реки по отношению к станции водозабора, откуда вода поступает в ваш дом? Это сделано специально, чтобы люди, загрязняющие воду, сами пили эту же воду… и не расслаблялись. Представляете, стоит ответственный руководитель у края сбросового канала и в режиме онлайн каждый день пьёт стакан воды, которую его станция сбрасывает постоянно в реку? А его собрат на водозаборе пьёт аналогичный стакан воды, только что забранный из реки.

Вам смешно? А ведь так должно быть. Или мы все - страусы и не хотим знать реальную жесть. Когда у нас что-то сдвинется в голове?  Когда мы серьёзно будем относиться к сбросу мусора в канализацию, относиться к стоковым водам, к терпеливой природе, которая устала, но упорно продолжает перерабатывать наши отходы? Когда каждый человек научится правильно «ходить под себя», правильно гадить в свою среду обитания? Как шутят учёные-биологи, у нас в стране сейчас самым перспективным является бизнес, связанный с фекалиями: «у нас этого «добра» столько много, что впору продавать за границу». Но вернёмся к теме очищения на станциях аэрации.

 

 

Городские станции аэрации или очистные сооружения, как правило являются объектами с режимом повышенной секретности и попасть на такой объект представляет определённую сложность. Наши специалисты по очищению пробиотиками обычно не проявляют собственную инициативу. Наши специалисты обычно ждут, когда администрация города или руководство такой станции обратятся к нам с просьбой помочь.

Сегодня практически каждую городскую станцию можно рассматривать, как объект, который имеет две головные боли: состояние очистных резервуаров с активным илом и сверхнормированное складирование и хранение остатков ила с конечных иловых полей. Обе эти проблемы нарастают с каждым годом и с учётом устаревшего оборудования станций, построенных ещё в середине ХХ века, население города живёт у черты наступления фекального катаклизма.

 

Фекальный катаклизм. Представьте на минуту, что у вас в квартире внезапно отключили канализационный стояк, а из всех кранов потекла тухлая болотная вода. А в городе из всех канализационных люков стала выползать наверх жижа со странно знакомым запахом. Вы спросите, что, так всё плохо? Отвечу. Да, и никто ничего не делает. Именно потому, что обыватели не считают себе достойным обсуждать эту тему. Наши специалисты, скромные укротители микробов, не кричат, ничего не требуют, только тихо ждут, когда их позовут. Сегодня пока это стоит небольших денег и действия не очень сложные. Нужно просто наливать нашу воду с пробиотиками в одном и в другом месте. И всё. Всего-то делов!

Биологическая очистка активным илом. Это второй этап после  очищения стока от механического мусора. Главным очистителем на данном биологическом этапе традиционно выступает так называемый активный ил.

 

Справка. Активный ил — биоценоз зоогенных скоплений бактерий, дождевых червей и простейших организмов, которые участвуют в очистке сточных вод. Применяется в биологической очистке сточных вод. Данный метод был изобретён в Великобритании в 1913 году. Биологическая очистка осуществляется с целью удаления из сточных вод органических веществ, в том числе соединений азота и фосфора. Метод биологической очистки основан на способности некоторых видов микроорганизмов в определённых условиях использовать загрязняющие вещества в качестве своего питания.

Множество микроорганизмов (их должно быть от 14 до 30), составляющих активный ил биологического очистного сооружения, находясь в сточной жидкости, поглощает загрязняющие вещества внутрь клетки, где они под воздействием ферментов подвергаются биохимическим превращениям. При этом органические и некоторые виды неорганических загрязняющих веществ используются бактериальной клеткой в двух направлениях.


1) Биологическое окисление кислородом до C2O и H2O, безвредных продуктов . Выделяющаяся при этом энергия используется клеткой для обеспечения своей жизни: движение/дыхание/размножение.

2) Синтез новой клетки (размножение). Интенсивность и глубина протекания процессов зависит от качественного состава активного ила, разнообразия форм и видов микроорганизмов, способности их адаптации (приспособления) к конкретному составу загрязняющих веществ сточной жидкости и условий проведения процесса. При добавлении в определённых пропорциях и процедурой наших биорастворов с пробиотиками в активном иле происходит ускорение процесса переработки соединений азота и фосфора. Можно сказать, что пробиотики выступают в роли катализатора стандартной биологической очистки и никоем образом не наносят вред множеству микроорганизмов активного ила.

Мы со своими технологиями очищения пробиотиками можем вмешиваться в сточные воды на любом этапе очищения стандартной Станции аэрации. Ниже в таблицах вы можете видеть, как постепенно очищается в обычных условиях сточная вода, проходя поэтапно путь на станции аэрации:

ЧТО ДАЁТ НАМ ПРИМЕНЕНИЕ ПРОБИОТИКОВ НА СТАНЦИИ АЭРАЦИИ

Разделение водно-иловой смеси в окончательном отстойнике. Состоит из двух этапов: 1) обезвоживание илового осадка; 2) сушка илового осадка. Применение биорастворов с пробиотиками увеличивает эффективность этапа обезвоживания. Масса обезвоживается более, чем на 30%. Смысл на этапе обезвоживания водно-иловой смеси состоит в максимальном отжатии воды, чтобы направить её снова по кругу. Освобождённая из окончательного отстойника на финише мутная вода является рециркуляционной и направляется на старт, в первую стадию обработки сточной воды. Но в этом случае возвратная вода содержит пробиотики и это увеличивает силу воды, поступающей на начальную точку. А вот в окончательном отстойнике, после отжатия воды, в сухом остатке остаётся обезвоженный ил, который идёт на сушку. После сушки осадок применяется в качестве удобрения, строительного материала или же альтернативного топлива.

Если термосушка проблематична, то водно-иловая смесь поступает на иловые поля. Водно-иловую "сметану" на грузовиках отвозят в сторону от станции аэрации на расстояние 2 км и там выливают в чистом поле в специально выкопанные неглубокие котлованы. Котлованы называются "иловыми площадками". Именно там иловая сметана высыхает и процесс высыхания заметен по всей округе. Именно тут появляется проблема запаха окрестностей от иловых площадок.

 

 

 

НЕПРИЯТНЫЙ ЗАПАХ ИЛОВЫХ ПОЛЕЙ

 

Иловые поля. Проблемы любых иловых полей известны специалистам. Иловые поля представляют собой большие прямоугольные площадки, окружённые земляными насыпями. Сюда перекачивают осадок («фекальная сметана», что опускается на дно отстойника) с очистных сооружений. Осадок распределяется по дну и перерабатывается болотными растениями (например, камышом). Затем его высушивают естественным путём или с помощью дренажа, сгребают со дна бульдозером и используют в качестве удобрения для создания плодородного слоя почвы для выращивания леса на бесплодных песчаных полянах. Это в идеале, когда всё работает правильно. На практике надо смотреть конкретику. Сегодня перезагруженность иловых площадок составляет величину, в 40 раз большую предельно допустимой. Специалисты и ответственные организации (администрация города, руководство Водоканала) просто ещё не представляют, что с проблемами иловых площадок можно справиться с помощью микробов-пробиотиков. Проблемой иловых площадок является факт того, что в реальности иловые площадки не чистят годами. Они доверху наполняются «иловой сметаной», заболачиваются до трясины и зарастают осокой. Этот остаточный ил содержит опасные для жизни соли тяжёлых металлов. Поэтому, из-за высокого содержания в иле подобных токсинов, землю, отведённую под иловые поля, можно считать потерянной навсегда. Иловые площадки, превращённые в болото, множатся и разрастаются возле больших городов в течение 50 лет. При этом они издают смрад по окрестностям, и этим своим неприятным запахом отравляют жизнь людских поселений.

Откуда запах фекальный? Время от времени жители окрестностей начинают жаловаться в органы власти всех уровней и в организации, ответственные за экологический контроль в регионе на зловонный запах, от которого першит в горле и закладывает нос. Виновником ситуации граждане всегда называют местные очистные сооружения.

Неприятный запах - не просто случайное и досадное недоразумение. Точнее, он мог бы им стать, если бы побеспокоил жителей один-два раза и не вызвал побочных эффектов. Но, к сожалению, ситуация складывается гораздо серьезней и на здоровье людей конечно же влияет. Назойливый резкий запах появляется регулярно, особенно при «правильном ветре». Насыщенность фекального запаха сразу заставляет вспомнить о ПДК - предельно допустимой концентрации, которая прописана в законе, но что с этим делать, никто не знает. В ответ на жалобы, экологи и представители профильных департаментов начинают вести поиск источников неприятных выбросов с целью найти виновного! Масштабная проверка затрагивает не только нефтеперерабатывающий и мусоросжигающий заводы, расположенные в регионе, но и местные очистные сооружения. Кстати, являясь государственными бюджетными предприятиями, данные «нарушители атмосферы» в случае выявления легко платят гигантские штрафы, наложенные на них проверяющими органами. Отсутствует мотивация что-то исправлять.

Немного истории. Современная российская канализация впервые появилась в Москве. Появилась не так уж давно: в самом конце XIX века. А в начале ХХ для фильтрации столичных сточных вод в районе Люберец царским повелением выделили обширные поля. К слову сказать, введение именно этой канализации резко снизило смертность от брюшного тифа в Москве.  По старой технологии нечистоты просачивались сквозь песок и сквозь пористую землю. Так проходило очищение.  Со временем этот способ стал выглядеть архаично, поэтому в 1963 году здесь была построена Люберецкая станция аэрации.

С того времени прошло более полувека. Что же представляют собой Люберецкие очистные сооружения сегодня? Во-первых, они крупнейшие в Европе и вторые в мире (после сооружений в Чикаго). Во-вторых, их производительность - 3 миллиона кубов очистки сточных вод в сутки - обеспечивает услугами 40% территории Москвы и большую часть Подмосковья: от Химок до Люберец. Это подразделение АО "Мосводоканал" осуществляет полный цикл очистки сточных вод, которые на выходе возвращаются в Москва-реку и реку Пехорка в соответствии с европейскими стандартами чистой воды.

Вопрос о запахах с очистных сооружений встал отнюдь не сегодня. Дело в том, что до 2013 года все емкости, куда стекались канализационные отходы, были открытыми. А ведь это тысячи квадратных метров! Очевидно, что пахло в районе Люберецких очистных сооружений отнюдь не фиалками.

По официально принятому мнению причинами запахов в районе называют две причины. 1) В советское время здесь была промышленная зона, расположенная вдалеке от жилых домов. Рядом был только небольшой поселок для работников станции. Поэтому запах беспокоил местных жителей и их соседей не часто и "не настолько". Проблема возникла в новейшее время, когда в пос. Некрасовка стали застраивать пустыри. В результате новостройки почти вплотную "подошли" к территории очистных сооружений. 2) Вторым фактором, усугубившим острый вопрос, стало усиление концентрации сточных вод. Причин этому, как говорят специалисты, несколько, но главная - жители стали более экономно использовать воду (появились счётчики, водорасход гражданами подорожал). При этом в туалет, конечно, меньше ходить не стали, но стиральными, посудными и другими моющими средствами пользоваться стали больше и чаще. Средств больше, воды меньше = концентрация в сточных водах возросла. А это значит, возросло токсичное давление на активный ил на станции аэрации и микробы-помощники стали не справляться с переработкой нитратов, нитритов, фосфатов и т. д.

И как результат, повышенный выхлоп в атмосферу сероводорода и других фекальных газов. Администрация решила не игнорировать выбросы зловонных газов в атмосферу. Поэтому в 2013 году Мосводоканалом была приняла "Программа по устранению запахов от сооружений канализации", рассчитанная до 2018 года. Учитывая, что главными источниками запаха всегда были первичные отстойники и приемно-распределительные камеры, с них и начали процесс. Еще в 2013-м сделали экспериментальное перекрытие из нержавейки. Оно оказалось удачным, поэтому в 2015-м приступили к полномасштабным работам. Уже 2017 году все открытые источники запахов были перекрыты на 100%. По площади это составило 73.000м2 (порядка 10 футбольных полей). Реконструкция затронула и сооружения первичных отстойников сточных вод. Первоначально над ними хотели сделать купол, однако рассчитали, что под куполом будет скапливаться все тот же зловонный газ, который придется отводить, а это дополнительная система вентиляции. Требовались газоочистительные установки, которые бы специализировались именно на работе в сфере канализации. В результате была создана уникальная конструкция - плоское покрытие, диаметр которого - 54 метра. По нему даже можно ходить. На сегодня все системы газоочистных установок функционирует бесперебойно. Был сделан и еще один важный шаг. На очистных сооружениях установили мобильные и стационарные станции мониторинга состояния воздуха. Сегодня, по официальному запросу, можно поднять информацию за любой период о том, какие виды газов присутствовали в атмосфере в районе очистных сооружений. Сегодня запах с Люберецких очистных сооружений сведен к минимуму. Но история "люберецкого запаха" на этом не закончилась. После окончания гигантских реконструкций на Люберецких очистных АО «Мосводоканал»  были отмечены массовые жалобы граждан. И вот тут встаёт вопрос о компетентности специалистов-экологов, с одной стороны. И правильностью затраченного бюджета, с другой стороны. Проблема запаха не была решена многозатратным способом. Бюджет распилен - результата нет. 

Недоумение экологов о происхождении запахов. Экологи задают вопрос: если запах не от канализации, то в чем причина? Где следует искать виновников того, что жители потеряли покой и сон из-за выбросов неприятного газа? Насколько он вообще опасен для здоровья? Представитель Департамента природопользования и охраны окружающей среды заявил, что эффект от реконструкции Люберецких очистных сооружений действительно велик. Кратность превышений ПДК уменьшилась в 3 раза, повторяемость - в 4,5 раза. Представитель подчеркнул, что мониторинг состава воздуха в Москве и ближайших городах области ведется с 1995 года. Такой мощной системы в России больше нет нигде. Результат мониторинга утверждает, что «портрет воздуха», который характерен для района, близкого к очистным сооружениям, выглядит так: метан (он не пахнет), сероводород (пахнет фекалиями, но после реконструкции эта цифра находится в границах не более 2-3 ПДК, что по данным ВОЗ не является опасным для здоровья), а также в «портрете воздуха» может быть немного аммиака, ацетона и других газов, концентрация которых значительно ниже установленных ПДК. Если всё так хорошо, то хочется спросить: откуда идёт зловонный запах, который продолжают ощущать местные жители? Источник запаха - это не Станция аэрации г.Люберец. Источник надо поискать недалеко от Станции. Надо обратить внимание, что именно после окончания гигантских реконструкций на Люберецких очистных АО «Мосводоканал»  были отмечены массовые жалобы граждан, но анализ, показав «портрет воздуха» в районе Станции аэрации, якобы доказал, что запах не связан с канализацией и причину следует искать не здесь. Между тем, местные жители постоянно видят столбы дыма со стороны очистных сооружений. Создаётся впечатление, что не все гипотезы отработаны. Здесь нам видится системная ошибка, о которой ещё никто не говорил. Подобные неприятные запахи в последнее время встречаются в различных крупных городах. Например, в городе Калуге.

 

НЕПРИЯТНЫЙ ЗАПАХ ПРИГОРОДА КАЛУГИ

«Живём как в канализации», — говорят жители дер.Сухининки, которым надоело дышать фекалиями областного центра. Если отправиться из Калуги в направлении уникальной старинной усадьбы Авчурино, то на повороте с ферзиковской трассы направо вас ждут две обязательные приметы, по которым вы точно сориентируетесь в правильности выбранного пути: первая - элегантный дорожный указатель с надписью по-английски «AVCHURINO manor» и вторая  - невероятная вонь вокруг.


Первая примета обязана когда-то жившему в этой стороне знатному российскому книгочею, просветителю и преобразователю  Дмитрию Полторацкому - создателю уникального архитектурного ансамбля в Авчурине, а также более ранним владетелям авчуринских угодий – Ягужинским и Гагариным и даже собиравшемуся было сюда (правда, так и не доехавшему) Петру.

Вторая «метка» обусловлена куда более прозаическими обстоятельствами, а именно основавшимся на дальних подступах к Авчурину и в непосредственной близости от иных поселений «авчуринского куста» иловым полям с калужских очистных сооружений. Многокилометровое амбре от них стало уже своеобразной визитной карточкой здешних мест. Можно с уверенностью сказать, что так не воняет больше нигде в нашей губернии, только на пути к «AVCHURINO manor», так сказать, своеобразный туристический бренд.  

«Мы живем как в канализации, - признались в отчаянном письме в редакцию жители деревни Сухининки, расположенной как раз в самом «очаге благовоний». – В наших домах всё пропахло этим запахом. А на улице осталось ходить только в противогазе». Дело в том, что от края деревни до полигона с отходами – всего 400 метров. Правда, полигонов этих два: старый – ближе к деревне, и новый – через дорогу от него. Сюда с очистных сооружений привозится на самосвалах канализационный ил ("фекальная сметана").

«Мы неоднократно обращались к главе администрации Авчурина, - пишут жители Сухининок, - с жалобами на запах фекалий, идущий от полигона на деревню. Дышать просто невозможно. А у нас проживают старые больные люди и много детей. Нам объяснили, что открыт новый полигон (кадастровый номер 40:22:161601) в лесу через дорогу от старого (кадастровый номер 40:22:161602) на расстоянии 950 метров от нашей деревни. И что на старый полигон сброс больше не будет производиться. Но до настоящего времени старый полигон не закрыт, нет знаков о запрещении въезда на него, не установлены шлагбаумы на дорогах, и каждый день машины (несанкционированно, скорее всего) выливают фекалии в переполненные ямы».

Ранее «Весть» уже интересовалась судьбой калужских канализационных стоков (см. статью «Укротители канализаций» в номере от 27.03.2015) и уяснила позицию курирующего этот вопрос «Калугаоблводоканала». «Да, там запах может присутствовать, - констатировали в «Калугаоблводоканале», - потому что сырой осадок всегда его дает. Это, так сказать, неотъемлемая составляющая всего нашего хозяйства. Довольно неприятная, согласны, но – ничего не поделаешь».

Иного мнения придерживаются жители «душистых» территорий. Делать что-то надо, считают они, и как можно скорей. «Указанная деятельность осуществляется с грубым нарушением природоохранного и санитарно-эпидемиологического законодательства, - настаивают в своем обращении в «Весть» жители Сухининок. - Она создает реальную угрозу здоровью человека и окружающей среде путем нарушения санитарного состояния почвы по биологическим, паразитологическим и эпидемиологическим показаниям. В реальности площадка не чистится годами. Она доверху наполнена илом, заболачивается и зарастает. Также из-за высокого содержания в иле ядовитых веществ загрязняет землю, отведенную под иловые поля».

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ РИСК

И еще неприятный момент – в Сухининках нет водопровода. Люди пьют воду из самодельных колодцев. Скажем, в гораздо более отдаленных от иловых полей Криушах водопровод есть (провели в прошлом году), а в более экологически рискованных Сухининках отсутствует (и, похоже, строить его пока никто не собирается). Между тем согласно СанПиН 22.1/2.1.1.567-96  иловые площадки очистных сооружений должны находиться на расстоянии от 800 до 2000 метров от поселений. В Сухининках же (напомним, с открытыми колодцами)  эта критическая дистанция почему-то сократилась до 400.

Оказавшись в заложниках местных канализационных технологий (точнее - их запущенности), «пропахшая» деревня просит оказать помощь ее ни в чем не повинным жителям и запретить наконец «захоронение фекалий на старом полигоне, расположенном в 400 метрах от деревни и эксплуатируемом уже более 50 лет».

 

 

«Условия и способы такого захоронения должны быть безопасными для здоровья населения и гарантировать санитарно-эпидемиологическое благополучие людей, то есть осуществляться в соответствии с нормативно-правовыми актами Российской Федерации». Так думают, напоминая непреложные экологические истины,  отчаявшиеся сельчане в Сухининках.

Социально-экологический аспект заключается в катастрофическом расширении площадей под хранение иловых осадков, в заражении почвы, наземных и подземных вод бактериями, в распространении газов в воздухе. Причём, на сегодняшний день норма предельно-допустимого количества ила на иловых площадках превышена в 40 раз. Пора подключать микробов-пробиотиков.

 

Мнение микробных пробиотиков. Так как мы увидели в этой типичной картине патовую ситуацию, то осмеливаемся предложить наше микробное мнение и способы решения проблемы с фекальными запахами.

Если пробиотики внедрить уже на Станции аэрации, то на финальные иловые площадки могла бы поступать «иловая сметана» в составе которой уже содержались бы активные пробиотики. Именно они могли бы играть роль ингибиторов микробных патогенных процессов. Это означало бы, что патогены не могли бы «бродить и размножаться» на иловых площадках, а запах от их метаболизма не распространялся бы по округе.

 

1) Не наш случай. Если жители видят столбы дыма, то вероятно это идёт регулярное сжигание остаточного сухого ила с иловых площадок = это может являться причиной зловонных «люберецких» запахов. Эти сухие остатки ила администрация «Водоканала» вынуждена сжигать, так как сегодня накопление на площадках этого илового остатка превышает допустимую норму уже в 40 раз.

Причём, на территории станции аэрации запаха быть не может, там всё аккуратно и технологично. Любой корреспондент, обходя станцию от первичных стоков, решёток, песколовок, первичных отстойников, далее аэротенки биоочистки, хлорированный отстойник и зону ультрафиолетовой обработки, лично может убедиться в том, что запаха на территории действительно почти нет. Правда, почему-то корреспондент не доходит до иловых площадок? Посмотрите на рисунок-схему Станции аэрации и найдите стрелку и надпись «Смесь сырого осадка первичных отстойников и активного ила на сооружения обработки осадка». Именно эти «сооружения обработки осадка», называемые иловыми площадками, находятся в удалении от основной территории Станции аэрации на расстоянии 2 км. И эта смесь отвозится туда самосвалами и вываливается на открытой природе. По хорошему, пролив пробиотиками всей цепочки очистных сооружений Станции аэрации должен происходить по инициативе и разрешению руководства Водоканала. В сегодняшних условиях приватизации этого объекта городской структуры новые хозяева не хотят что либо менять на станции аэрации, "дабы чего не случилось". Такая картина свидетельствует о недостаточном уровне профессионализма. Мы все ждём, когда наступит "фекальный взрыв". А чего уж проще: запустить пробиотики и проблема сошла бы на "нет".

 

2) Наш случай: Объект – иловые площадки. Так как зловонные запахи очень часто появляются в результате брожения микробов, в результате метаболизма микробов, в результате разрастания в атмосфере микробов по разным причинам. Если предположить, что зловонный запах имеет микробное происхождение, то и решение должно быть тоже микробным. Надо только включить в поток сточных вод небольшой ручеёк с пробиотиками, живыми полезными бактериями, которые на практике неоднократно показали свою способность существенно снижать уровень запахов сточных вод. Пролив пробиотиков можно осуществлять ежедневно и в любом месте очищающей цепочки Станции аэрации. Такой пролив пробиотиков до сих пор не проходил ни на одном очистном предприятии, ни на одной Станции аэрации. Сказывается консервативный подход руководства и его боязнь «испортить» биологическую очистку в аэротенках. При этом факт поступления в эти «нежные» аэротенки в огромном количестве фосфатов и нитратов администрацию совсем не смущает. Каждый раз администрация посылает нас с территории Станции аэрации далеко, на 2 км, в сторону иловых полей. Там мы можем экспериментировать сколько угодно.

 

ЭТО ЕСТЬ НАШ ЭКСПЕРИМЕНТ (подробнее будет описано в следующей главе). Наша задача – провести «микробный пролив» пробиотиков прямо на иловых площадках. В результате запах исчезнет как от сливаемого ила, так и при сжигании сухого ила. Страдания жителей закончатся.

Сухой ил с таких иловых площадок при сжигании не будет источать такой зловонный запах, как сегодня. Стоимость постоянного такого мероприятия будет несоизмеримо меньше, чем проведённая реконструкция над отстойниками. Если когда-нибудь корреспондентам или экологам захочется подробнее узнать о микробном способе решения проблемы с запахом, то они всегда могут обратиться к нашим специалистам. В противном случае, как пишут в СМИ: «экологам предстоит еще большая работа по обнаружению реального источника выбросов. Пока он остается неопознанным».

Выше в таблице я показываю результаты замеров концентрации сероводорода на разных этапах обработки сточной воды при использовании Системы очищения пробиотиками. Даже неспециалисту видна уверенная тенденция снижения из-за пробиотиков. Благодаря присутствию пробиотиков на всех стадиях очищения (и особенно, в части возвратной воды!), мы имеем заметное снижение присутствия сероводорода в воздухе. На иловые площадки будет поступать «иловая сметана с пробиотиками» и сжигание сухого ила будет проходить с гораздо меньшим запахом. Это наша гипотеза о запахе. А на высушенных иловых полях можно сеять траву и высаживать деревья. Пробиотики сегодня готовы для работы по очистке сточной воды с более эффективными результатами. Если причина зловонных запахов имеет микробное происхождение благодаря процессам метаболизма или брожения в сточной воде, то данную причину можно контролировать введением в процесс очистки на станции Систему очищения пробиотиками (СОПР). Если вам не удаётся внедрить Систему очищения пробиотиками на Станцию аэрации, то вы смело можете сделать многодневный пролив пробиотиками илового поля.

 

 

 

КАК УБРАТЬ ЗАПАХ НА ИЛОВОМ ОЗЕРЕ

 

Это было настоящее «Озеро-гуАно», озеро аэрации под городом Мажейкяй (Литва). Жижа, поступающая из города, выливалась в некий неглубокий котлован. Местные жители и администрация города считали, что жидкое гуано под солнцем должно высыхать, а вода должна испаряться. Так было всегда, ещё со средних веков. Не нужно было строить для нужд маленького городка специальную станцию аэрации. Но что-то пошло не так, когда в городе в 1980 году начал работать нефтеперерабатывающий завод (современная «Мажейкю нафта»). Во-первых, население города увеличилось до 40.000 жителей и в канализацию стали поступать стиральные порошки и посудомоечные средства. Во-вторых, промышленные стоки с предприятия также вносили свою губительную для микробов лепту. Микробы «Озера-гуАно» не успевали перерабатывать поступающий азот и фосфор. Озеро-гуАно подсыхало только корочкой сверху, но под ней была всё та же жижа. Регулярно на город дул соответствующий ветер, и жители города ощущали неприятные миазмы. Никто не знал, что делать со зловонием.

Наш представитель по имени Римас нашел начальников Озера-гуАно и предложил им провести эксперимент с превентивной закачкой водного раствора с пробиотиками и дополнительным воздушным барботажем. Центральным офисом решено было поставить Римасу 1000 литров продукта Биоклинер +Water. Городские жители скинулись «каждый по чуть-чуть» и заплатили Римасу хорошую сумму за ликвидацию этой «душистой проблемы». Римас точно по инструкции разбавлял концентрат и проливал с лодки по зеркалу озера жижи.

 

В толщу жижи озера были опущены дополнительно воздушные шланги с грузом и с диффузорами, из которых под давлением выходил воздух.

Через час-два этого твин-процесса жижа стала «дышать», появилось некое движение массы-жижи по кругу озера. Явно было видно, что жижа становится более жидкой, движение слоёв жижы усиливалось. Благодаря выходу под давлением воздуха из диффузоров происходил барботаж — перемешивание жижи (от фр. barbotage — «перемешивание»). Воздух подавался по времени ровно столько, сколько Римас с лодки проливал пробиотики на зеркало озера. Так продолжалось ежедневно в течение 2-х недель. По окончании 2-х недель жижа выглядела более однородной и менее пахучей. Запахи уходили. Уровень озера поднялся, но содержимое не выплёскивалось пока через край. Было похоже, что испытатели получили новую безопасную консистенцию гуАно. График пролива пробиотиков на зеркало был изменён на менее напряжённый и теперь Римас проливал бактерии 1 раз в 3 дня. А после 4-х недель Римас проливал 1 раз в неделю сразу 70 литров (норму 7-ми дней). Так продолжалось с июня по сентябрь, всего 100 дней. Вот, что написал в итоге в официальном отчёте директор фирмы-заказчика.

 

ПИСЬМО-ОТЧЁТ

Устранение тяжелых, плохих, острых запахов из пруда, который находится на закрытой территории, называемой Даргиай.

Расположение: г.Мажейкяй, Литва. Дата: июнь 2011 - сентябрь 2011  Используемые продукты: +Water  Координатор: UAB «Альтернативные специалисты»

Цель теста.  Для устранения тяжелых, неприятных запахов из пруда, который находится на закрытой территории, называемой Даргиай.

Результаты.  Пруд Даргиай размером около 1га, глубиной 0-1,5 метра. На дне пруда десятки тонн канализационной грязи, которые поступают сюда из небольшого городского Мажейкяйского канализационного водоканала. Из-за органической грязи на дне озера вода в пруду имеет очень плохие, острые запахи, типичные для птицефермы, и это есть большая проблема для людей, живущих на расстоянии пяти километров от пруда. Невыносимый запах от озера-отстойника накрывает всю жилую часть города при розе ветров. В зависимости от ситуации мы рассмотрели возможности решения проблемы и решили попробовать устранить неприятные запахи с помощью пробиотиков. Работы начались в конце июня 2011 года. Чтобы обеспечить добавочное количество воздуха в пруду, мы использовали компрессор-воздуходувку, шланги и четыре диффузора, опущенные на дно озера грузами с поплавком. Из диффузоров воздух выходил в толщу воды и производил барботаж, который помогал пробиотикам активнее распространяться. Сначала использовался концентрат Биоочиститель +Water, затем концентрат продукта разбавлялся теплой водой из озера, заливался в канистру и выстаивался. Вокруг озера на берегу были расставлены 20-литровые канистры с раствором 1л концентрата+19литров тёплой воды из озера. Лодочник периодически забирал в лодку по 1 канистре с берега и проливал их по зеркалу озера, двигаясь по спирали от берега к центру озера. Каждую неделю использовалось приблизительно 70 литров Биоочистителя +Water. Через две недели неприятные запахи от озера ослабли на 80%. Через четыре недели неприятные запахи не ощущались. Вода, взятая из пруда, не имела неприятных запахов. Но мы продолжали мероприятия ещё до сентября. На очистку озера размером 100х100м2 = 1га и глубиной до 1,5м за 14 недель было израсходовано 1000литров=1м3 биоочистителя +Water. Город был спасён всего за 1 тонну биоочистителя с пробиотиками.

Заключение.  По результатам мы сделали вывод: Биоочиститель+Water оправдал наши ожидания и подходит для удаления неприятных запахов из прудов очень хорошо. Заказчик UAB „Mažeikių vandenys“, директор Пранас Тракинис, Вильнюс.

 

Расчёт нужного для закупки количества пробиотиков для озера. Задача №1. Сколько литров пробиотика нужно закупить? Имеем озеро с зеркалом площадью 100х100м2, глубиной 1метр. Получаем объем водоизмещения: 100х100х1= 10000м3=10’000’000литров

Нам необходимо пролить Х литров +Water, чтобы получить в итоге в озере концентрацию 0,01%. Ответ: Х = 1000 литров +Water.

Задача №2. Каким должен быть график пролива? Теплое время у нас длится с июня по сентябрь включительно. Итого, 4 месяца по 30дней = 120 дней, из них 20 дней на подготовку и 100 дней на пролив. Нам надо вылить 1000 литров в течение 100 дней, постепенно, терпеливо и регулярно.

Ответ: каждый день мы должны выливать по зеркалу озера концентрата: 1000 : 100 = 10 литров/день. После двух недель ежедневного пролива можно проливать 30л 1 раз в три дня. Примечание: для «разгона бактерий» делаем каждый день 20 канистр с раствором теплой воды из озера + 0,5литра концентрата в каждую. Здесь концентрация не имеет значения (например, для разгона можно сделать пролив из 5-литровых канистр с раствором 1литра концентрата +Water в каждой), главное, вылить в этот день расчётное количество концентрата. Эти канистры могут заливаться накануне и выстаиваться сутки вокруг озера равномерно. За сутки бактерии разгоняются в теплой обстановке и в озеро входят активными. Раствор из каждой канистры проливается с борта лодки по зеркалу озера в точке бурлящей воды. Лодка перемещается по кругу по спирали от берега к центру. Одновременно лодочник перемещает положение диффузоров для барботажа. Именно в бурлящую жижу и выливается раствор из канистры.

Пролив также можно выполнять и с берега, обходя по периметру водоём и перемещая с берега воздушный шланг с барботажем. Пролив производится ежедневно по одной схеме в течение 100 дней. Закончив полный пролив в сентябре, мы можем рассчитывать, что в ближайшую весну наши пробиотики выйдут из спячки вовремя и начнут работать. А запах? Запаха не будет. Микробная гарантия.

 

 ©2009 PROBIOTICA - средства микробной терапии
Технология «Сайт-Менеджер »